Виктор Левашов. Стихи о любви.

* * *

© фото Виктора Левашова. Теплоход на Волге. Ярославль. Лето 2015.
© фото Виктора Левашова. Теплоход на Волге. Ярославль. Лето 2015.

К мосту уходит теплоход,
и чайки кружат, ждут подачки.
И ветерок, и нету качки,
не уж то это прошлый год?

Да, вот и дата в свойствах файла,
а я забыл, совсем забыл.
Как память здесь забуксовала:
там, где я не был, где я был?

Где дева та, кому я верил,
и восторгался, и любил?
Лишь боль в душе сидит в глуби:
и память крепко держит двери.

Чтоб не вошёл, не теребил
я понапрасну эту рану.
Да, вспомнил лето. Я любил.
Водил в кафе и рестораны.

Но всё прошло. В пустую? Нет.
Остался теплоход на фото.
Да и какая мне забота,
страдать, как песенный корнет.

20 января 2017 г.

* * *

© фото Виктора Левашова. Коллаж.
© фото Виктора Левашова. Коллаж.

Уже прошло два года с лёту.
Но ёлка та же, и экран.
Хотя теперь без самолёта
и снежный не метёт буран.

Но чувствую, я изменился.
Пускай два года – малый срок.
Пусть не развёлся, не женился,
не полюбил металл и рок.

И не летал, как все, в Египет,
и пирамиды не смотрел.
И не писал в «Космо» инципит,
и лобстеров, увы, не ел.

Я изменился. Это точно.
Что сам себя не узнаю.
Хоть раньше знал о ней заочно –
я душу чувствую свою.

21 января 2017 г.

* * *

Привет, зима. А я зимую.
А ты, я вижу, не спешишь.
Морозишь горку ледяную,
снежинками в глаза летишь.

А вечером такая тишь,
что в баню хочется парную.
Читать далее Виктор Левашов. Стихи о любви.

Виктор Левашов. Глубокие размышления о жизни, любви и разлуке.

* * *

Лежит в кампании бумажной.
в кармане сложенный билет,
молчит, стараясь быть отважным,
хотя и смысла в этом нет.

В столь поздний час ему не спится –
как узник, ждёт свой приговор:
надрыв от пальцев проводницы
иль дырку влепит ревизор.

И я не сплю: я жду свой поезд,
зелёный, с номером вагон.
Признаться, тоже беспокоюсь
в час расставаний испокон.

С кем расстаюсь – нельзя признаться:
словами злоупотреблять.
Увы, мне не с кем попрощаться
а уж тем более, обнять.

Вот три огня за водокачкой
зажглись и медленно растут,
Прощай, любимая морячка,
хотя тебя и нету тут.

И нету там, да и была ли.
какой в душе переворот? –
Но машинист поймёт едва ли,
и не поймёт меня народ.

© фото Виктора Левашова. Вокзал "Ярославль - Главный". Сентябрь 2014. Вечер.
© фото Виктора Левашова. Вокзал «Ярославль — Главный». Сентябрь 2014. Вечер.

Народ волнует дача в поле,
багаж, любимый Мерседес.
Поэт, страдающий на воле,
не вызывает интерес.

В час расставаний – всё по форме:
волнуются, заметил, все.
И я тут, скромно, на платформе,
стою на белой полосе.
Читать далее Виктор Левашов. Глубокие размышления о жизни, любви и разлуке.

Андрей Рябинин. Снегомир разрастается тоннами льда за окном

* * *

Снегомир разрастается тоннами льда за окном;
Полуледи в трико бесчинствует на плакате,
Раезируются жилища в зеркальный храм,
Ополняя ментальную карту в кубоформате.

Остановишься, будто бы вспомнишь чего-то во сне, —
Теплотворные мысли материальностью обрастают.
Памятники сбываются. Время идёт к весне.
Чётко предвидишь – весь этот мир растает.

Но пока что холод прихватывает подошвы льдом,
В воспоминаньях всерьёз поселилась плакатная жрица
Антирелигии. Друг не попросит с порога в дом,
Не проверив, нет ли астрально с тобою блудницы.
Читать далее Андрей Рябинин. Снегомир разрастается тоннами льда за окном

Виктор Левашов. В трёх эпизодах от Нового года.

1.

Чуть тронулся состав. Пошли вагоны
наматывать чечетку перегонов.
Три красных фары в переходняке
ушли в вираж. В платформенном ларьке
грудастая кемарит продавщица,
как дирижабль, опущенный в ангар
решётчатый. Круги замёрзшей пиццы
спят на витрине – очень щедрый дар
вокзального буфета ресторана,
пятнистого от штукатурки драной.
Он сам закрыт на санитарный час.
В ампирный стиль вокзал провинциальный
в печали весь совсем не специально,
с последней электричкой разлучась.

2.

Троллейбуса пустая остановка
изогнута, как снежная подковка.
Вдоль крыш мерцают светлячки огней.
И мрак внизу роится от теней.
Недолго ждать пришлось, что очень кстати,
как подошёл рогатый исполин.
Шипя открыл три створчатые пасти,
легко сглотнул и музыкою шин
продолжил бег в свою ночную смену.
Он любит, как артист, свою арену
столбов сети контактной вдоль снегов.
Романтика в нём дышит в каждой ноте
реклам-бортов. На бреющем полете
скользит с искрой по стали проводов.

3.

Последний день декабрьский на исходе.
Поговорим о жизни, о погоде.
О том, о сём. Теперь куда спешить?
Осталось ждать, надеяться и жить.
Поймёт ли кто, как снег отвесно падал
на гололёд бугрящихся дорог?
Как замерла строителей бригада
на этаже и вышла на порог?
Смотрели вверх и в даль огней куда-то,
где города роились автострады.
Казалось бы, ну что им из того?
А это был чистейший снег столетий.
А это был день от творенья третий.
А это был шанс видеть волшебство.
Читать далее Виктор Левашов. В трёх эпизодах от Нового года.