© фото Виктора Левашова. Памятник Олимпиаде 1980 в Москве. Ярославль. Стадион "Молния", август 2017.

ЯРОСЛАВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ОПАСНОСТИ (часть 1.)

ЧИНОВНИЧИЙ БЕСПРЕДЕЛ

Вбит ещё один гвоздь в крышку гроба ярославской литературы. Вбит уверенно, цинично, нагло, со знанием дела.
Впрочем, этого следовало ожидать. Либеральная наша верхушка давно перестала стесняться в выборе путей, средств и методов в борьбе с русской культурой. А чего стесняться, когда дана отмашка сверху на уничтожение духовности! Ведь не без ведома нынешних «кремлёвских мечтателей» писатель низведён до положения нищего. Это ж надо додуматься – убрать из государственного реестра профессию «писатель»! Книги пишутся, спектакли ставятся, песни поются, а их создателей как бы и нет. То есть в природе они есть, но не нужен государству. Народу русскому нужны, а государству – нет. Потому что со своими мыслями, со своими критическими взглядами они опасны для нынешних временщиков, окопавшихся во властных структурах, выкручивающих народу руки, забивающих ему мозги и души низкопробной макулатурой. Одним махом лишили художника слова всего, чем он жил и работал во благо Родины, превратив его в изгоя. Властители дум, инженеры человеческих душ, уважаемые люди, какими они были в советское время, в один миг лишились статуса, средств к существованию, заработка, пенсии и т.д.

С каким воодушевлением, помню, восприняло литературное сообщество слова Путина на Президентском совете по культуре в ноябре 2013 года, когда он, узнав о бедственном состоянии писательского сообщества, в сердцах воскликнул: «Немедленно исправить это позорное положение!». Исправили? Нет, стало ещё хуже.
Кстати, тогда же гарант Конституции первый – и последний! – раз сказал, что уход от русской культуры, от отечественных традиций в литературе, искусстве, творчестве – угроза национальной безопасности, запустив в обиход выражение «духовные скрепы». Больше он о культуре не заикался.
Но это присказка, как говорится. Существо вопроса в следующем.
В Ярославле состоялось вручение областных премий работникам культуры и искусства. На сцене местной филармонии — губернаторский симфонический оркестр под управление народного артиста М.Аннамамедова, цветы, фанфары. Всё чинно, благородно, торжественно. Один за другим на подиум поднимаются взволнованные лауреаты, которым зам. губернатора В.Костин вручает грамоты и «определённую сумму» в конверте. В области литературы награду получил М.Нянковский.
Забегая вперёд, скажу, что искренне порадовался за Михаила Александровича, — умный, талантливый человек, заслуженный учитель школы РФ, гордо носящий звание «Учитель года России», автор книг и публикаций, главный редактор издательства и т.д.
Всё так. Хорошего человека М.А.Нянковского знаю, но писателя М.Нянковского – нет, не знаю. Звоню председателю «параллельного» Союза писателей, — тоже ни сном, ни духом. Правда, возмутился до крайности, завершив наш разговор обречённо: «Пропало дело!».
Кстати, именно так – «Пропало дело!» — сказал мне в 1997 году наш писатель-фронтовик В.В.Рымашевский, в знак протеста против чиновничьего беспредела вышедший из комиссии по присуждению областных премий по культуре и искусству. Дело в том, что в этом коллективе собралась публика исключительно либерального толка, ярые сторонники разрушения государства, дорвавшиеся до властной кормушки. Посжигав свои партбилеты с профилем Ленина, эти околоторческие личности во все лопатки бросились служить «новой власти», возомнив себя вершителями судеб. А каплей, переполнившей терпение Вячеслава Вацлавовича, честного, талантливого и мужественного человека, явилось то, что Ирину Баринову, безусловного кандидата на премию, вычеркнули из списка претендентов. Некая посредственная журналистка Татьяна Б., как рассказывал писатель, заслуженный работник культуры СССР, возопила: «Эта коммунистка?! Только через мой труп!». Пожертвовали прекрасным, талантливейшим поэтом, уже тогда считающимся гордостью Ярославской области (кстати, никогда не была коммунистом, но всегда – патриотом), оставив в живых своего заединщика. Поэта, равного которому в Ярославле до сих пор нет, бортанули, зато премию получили одна из ретивых «комиссарш» и актёрствующий муж члена «ареопага».
С тех пор, с уходом Вячеслава Вацлавовича, в комиссии по присуждению писательской премии не было ни одного писателя. Это сказать кому – не поверят. А, судя по тому, что выше упомянутая Б. до сих пор является членом этой структуры, состав комиссии, хотя того требует положение, ни разу не переизбирался. Да и зачем переизбирать, если люди проверенные, надёжные, испытанные в подковёрной возне, всегда готовые шаркнуть ножкой с восклицанием: «Чего изволите-с?»!
Ряд наших писателей, однажды столкнувшись с манипуляциями и зная состав «команды», решительно отказывается участвовать в этих спектаклях, называемых «определением кандидатов на областную премию по литературе». Помню, та же И.Баринова говорила: «Они нас, писателей-патриотов, за людей не считают». Какое-то время не был с ней согласен, думал, утрирует, обиду держит. Но скоро пришлось убедиться в её правоте, когда были облагодетельствованы два графомана с бездарными «кирпичами», занимавших активную русофобскую позицию, — Г.Кемоклидзе и В.Пономаренко. Это – несмываемый позор не только комиссии по премиям, но и всего ярославского правительства. Большей пошлятины, унизительной клеветы на ярославцев (всем досталось, начиная с Некрасова, Трефолева, Суркова, писателям прошлого и нынешнего веков, революционерам и т.д.), чем «произведения» этих шелкопёров, придумать трудно.
При выходе с торжества по присуждению премий услышал от одного нашего эмоционального писателя: «Ну, банда!». Не стал допытываться, что он имеет в виду.
К слову сказать, три года назад на одном из собраний в департаменте культуры я предложил распустить комиссию по присуждению областных премий по культуре и искусству, чтобы открыто и гласно собрать новую, которой можно было бы доверять. Сумасшедшим не обозвали, но больше на подобные тусовки не приглашали.
Но – к делу.
Узнаю, что книга, за которую М.Нянковский получил звание лучшего писателя Ярославской области, называется «Черновик». Представляет собой «воспоминания и размышления», «подневные записи», форма – роман. Открываю Википедию, читаю: «Задача литературных премий – поощрение литераторов за достижения в области литературы, признание заслуг лауреатов и влияния, оказанного ими на развитие литературы». Что ж, дело хорошее. Но о каких заслугах в развитии литературы можно говорить в здравом уме и твёрдой памяти, если книгу большинство людей в глаза не видели? Звоню в библиотеки Рыбинска, Переславля, Ростова, Данилова, Углича, Некоуза, Пречистого, в ярославские филиалы ЦБС, спрашиваю, как читатели оценивают новый роман «Черновик» М.Нянковского, ответ один: нет такой книги, не слышали о таком писателе. Опросил ярославских литераторов – тот же результат.
В общем, лукавство, если не сказать больше. Но зачем? Какую цель преследовали господа члены комиссии, выделяя именно эту книгу из множества других? Разве нет у нас выдающегося писателя современности Евгения Чеканова? Что, Анатолий Смирнов, великолепный поэт, получивший признание профессионального сообщества и читающей России, перестал быть писателем? Почему великолепную книгу Л.Советникова не взяли в расчет? Или они по какой-то причине вдруг стали неугодны, неудобны, как Гусев? Кстати, тем, кто думает, что пишу это из зависти к новоявленному лауреату, скажу: творческих титулов и званий всероссийского и международного уровня имею столько, что хватит на пятерых. Да и изжил я давно, слава богу, это чувство. А вот радоваться за коллег не разучился. И за М.Нянковского рад.
Не буду уподобляться главе государства, который книгу «Доктор Живаго» не читал, но знает, что она плохая. Более того, вполне допускаю, что книга «Черновик» хорошая. Да и как не поверить И.Х.Шихваргер, написавшей в Интернете восторженные строки об этом романе, приглашая читателей на его презентацию в библиотеку имени Лермонтова! Но Ирина Хоновна по-другому, надо полагать, и не могла отреагировать. И это хорошо, и это правильно. Правда, один серьёзный писатель, узнав, что я интересуюсь книгой М.Нянковского, позвонил и сказал: «Брось ломать копья, к литературе это отношения не имеет, обычное бульварное чтиво».
В ярославской газете «Городские новости» появилось сообщение: «Премии наш земляк удостоен за роман «Черновик» — это его дебют в художественной прозе». Ладно, и дебютанты иногда прорываются на самый верх творческой лестницы. Но дальше приводятся слова автора этого загадочного романа. М.Нянковский признаётся: «Премию по литературе я получаю впервые в жизни». Естественно, впервые, если – дебют. Затем олауреаченный дебютант застенчиво признаётся: «При этом я осознаю, что мой труд вряд ли претендует на то, чтобы войти в пантеон великих произведений российских писателей, но в любом небоскрёбе важен как самый высокий этаж, так и те, что находятся ниже». Потрясающая скромность! Не буду говорить о сомнительности метафоры с пантеоном и небоскрёбом, но хочется сказать автору «лучшей книги года в Ярославской области», что он зря сомневается: наша комиссия по литературе, коль скоро ей кто-то пришёлся по душе, или заласкает насмерть, или сделает живым классиком. Отныне ты человек стаи, теперь вы одной крови с нуворишами от искусства. Не сомневайся, получишь всё, хоть чёрта в ступе, только поскорее научись выть с ними в унисон да угодливо смотреть в глаза этой камарилье.
Заканчивается интервью с триумфатором так: «Премия мне нужна именно потому, что в ней выражаются оценка и понимание земляков». Стоп! Какие «оценка и понимание», каких «земляков»? Тех, что были на презентации в Лермонтовке? Или, может, ещё есть какие-то нам неведомые земляки со своими оценками и пониманием?
В общем, пока в Ярославле существует комиссия по присуждению областных премий по литературе, литературе грозит опасность. Реальная опасность! Писатели обречены и впредь сталкиваться с фокусами этой прилитературной братии, не способной отличить ямба от хорея, настоящего произведения от необработанного черновика.
Думаю, ущерб от деятельности означенной комиссии в нашем пока ещё читающем регионе велик, гораздо больший, чем может показаться. Вред ярославской культуре и духовности наносится немалый. Эти люди, ангажированные и прикормленные властью, извращают вкусы людей, вводят народ в заблуждение. Выдавая чёрное за белое, плохое за хорошее, поделку за шедевр, они предлагают думать, что у нас вся литература такая. А это, если следовать логике главы государства, и есть угроза национальной безопасности.
В тот же день услышал ещё одну фразу относительно деятельности местных областных оценщиков: «Они если не Нянковского, так Коврайского или ещё какого-нибудь Бендер-Задунайского найдут, лишь бы щёлкнуть по носу настоящим писателям да потешить своё самолюбие, покуражиться всласть!». Ни на что не намекаю, за что купил…
И ещё. В положении о присуждении областной премии сказано, что председатель и секретарь дают информацию в прессе о деятельности комиссии. Нигде ничего подобного ни разу не встречал. Всё за семью печатями.
Написал письмо в департамент культуры с просьбой дать сведения о составе комиссии на сегодняшний день. Ответа не получил и, думаю, не дождусь.
Не скрою, прежде чем садиться за написание этой статьи, разговаривал и с писателями, и с читателями, и с библиотекарями. Были как сторонники начать борьбу с чиновничьим беспределом – «Давно пора!», так и противники – «Плетью обуха не перешибёшь». Но в последнее время творческие люди всё чаще стали напрямую высказывать недовольство, выдвигать претензии руководству писательской организации: вы-то, мол, куда смотрите, вы-то для чего существуете? Это и заставило взяться за перо.
Заранее слышу упрёки: сор, мол, из избы выносишь. Действительно, сор из избы – плохо, но сор в избе – и того хуже.
В общем, ярославская литература в опасности!
Тем не менее, поздравляю М.Нянковского. На днях пойду в Лермонтовскую библиотеку, говорят, там есть «Черновик».

(Продолжение следует.)

Евгений ГУСЕВ,
председатель ярославского регионального
отделения Союза писателей России