Волжская набережная в осеннем тумане, вечер. Ярославль, ноябрь 2014. © фото Виктора Левашова.

О жизни, о любви, о разлуке.

Волжская набережная в осеннем тумане, Ярославль, ноябрь 2014. © фото Виктора Левашова.
Волжская набережная в осеннем тумане, Ярославль, ноябрь 2014. © фото Виктора Левашова.

* * *
День выпуска был обычен, как грязная посуда в мойке.
Наступила весна. Ветер перегонял по улицам обрывки газет.
На заборе забытая афиша группы «Смоки»
приглашала на прошлогодний концерт.

День выпуска был напряжён, как тормоза у джипа.
Что-то всё не шло, или шло не так.
На принтере заедало подшипник,
бумага кончилась внезапно. Итак

день прошел неудачно,
и начальник ругался смачно,
винил женщин гулящих и мужчин сквалыг.
Себя начальник считал последним и единственным мачо,
ценителем блондинок, вкушающих коньяк под балык.

И разговоры вертелись вокруг денег, еды и койки,
привычные, как грязная посуда в мойке.
Но вечер неизбежно наплыл на небо,
и все разошлись, говоря каждый с собой,
думая одно и то же: «Теперь спать домой.
Домой, домой,
окончен на сегодня бой».

06.04.2004

* * *
Я вновь опоздал на работу.
Начальник молчит не спроста.
Наверно готовит остроту,
которая будет крута.

А я вот сижу и клепаю
статью про убийство в ночи,
держусь на баранках и чае
и мысли мои горячи.

Что выдаст начальник в зарплату?
Что кинет в аванс от щедрот?
Достойно ль оценит палату
ума сальной пачкой банкнот?

Ох, чую, зажилит собака
оплату за скромный мой дар.
В пучине его бензобака
расплавится мой гонорар.

Ну что ж, нам и это неново
случиться тому не впервой…
…Чегой-то мне нонча сурово
работается головой.

08.06.2004

* * *
Кристаллы дождинок на ветках застыли,
в них тополь до нитки промок.
Звезда светофора мигала уныло,
прозрачный давая намёк,

мол, время являться фигурам созвездий,
и нотам сливаться в мажор,
поскольку из мира последних известий
пора уходить хорошо.

Что ждать под часами с букетиком штучным,
нагуливая аппетит?
Пора уходить, максимально беззвучно,
забыв о полётах орбит.

В ладони остались с контролем билеты,
но кончилось это кино.
И ноги жестоко натёрли штиблеты,
и время – ложиться на дно.

Осталось ещё двести метров асфальта,
и будет команда: «Отбой».
Менял календарь невезучую дату,
а в воздухе пахло весной.

28.05.2004/07.07.2007

* * *
Самолёт под живот убирает
виноградные гроздья колёс,
самолёт, как всегда, улетает,
не давая ответ на вопрос.

Потому что не все оглянулись
на прожекторы в тысячи ватт.
Пассажиры на лавках уснули,
дети кушали шоколад.

А в буфете батончики к чаю
подавали, ведя разговор.
И пилоты совсем одичали,
лётным графикам наперекор.

Штурман тоже больной безнадёжно:
ходит-бродит всё время один;
пристрастился к тропинкам таёжным;
стал на окрик легко возбудим.

Хоть пытались друзья куролесить
и веселье вернуть из вчера,
где подруги в прическах белесых
предъявляли упругость бедра.

Но у лета свои перспективы,
забывает тех, кто опоздал,
кто читает одни детективы,
кто за чаем один не рыдал.

01.07.2004/07.07.2007

* * *
Я почтальон,
поэтому хожу по улицам.
У меня есть солдатский медальон,
но он не виден, поскольку сутулится
мой позвоночник слегка:
он устал таскать сумку
с письмами, которые рука
написала под зуммер
телефонной трубки, когда
она замолчала на самом важном
слове навсегда.
Но я отважен.
Фраз пожары, звуков гулы и груды
я приношу сюда
из ниоткуда.

18.04.2004

Летучий троллейбус

Как ором общую деталь
не затуманить,
когда «Детгизовский» Стендаль
к дивану манит.

Хотя он враль, но то мечты
из рода общих.
Он, как троллейбус на Кресты
везёт, не ропщет.

Он в электричестве мастак,
в законах Ома.
Он жмёт педаль за просто так,
скучает дома.

Кондуктор в нём сошёл с ума,
глядит галантно.
Ему что лето, что зима,
везёт бесплатно.

Луна ли, солнце, или туч
гремят эскадры,
он в переулках свежих душ
вербует кадры.

Откроешь ли в тоске недель
и удивишься:
зачем сюда он залетел,
для мира лишний.

02.07.2004

* * *
Не рассуждая о том, кто был прав, а кто виновен,
можно молча перебрать все варианты группы крови,
резус фактора и набора плазмы,
методов снятия порчи, приворота и сглаза.

Не задумываясь о пережитых радостях и обидах,
можно случайно наткнуться на тень пирамиды,
внутри которой сквозь день вчерашний
идут следы героев без вести пропавших.

И когда такое происходит, то не надо пугаться,
хвататься за справочники и учебники навигации,
бормотать про себя: «Вот ведь! – так угораздило…»
Это лишь начало большой и долгой страсти.

Это только слабый отголосок будущих вулканов,
метеоритных дождей и секретных планов,
чертежей кораблей для межзвёздных перелётов
и для труб судного дня тетрадок нотных.

Пусть бродит он эхом по мозговым закоулкам,
раздается шагами чужака в коридорах гулких.
Не страшно все это, а фантомные боли
в этом деле не играют роли.

21.02.2004/04.07.2004

© Виктор Левашов.

О жизни, о любви, о разлуке.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *